?

Log in

No account? Create an account

Не была здесь триста лет. 

И сказать мне нечего в свое оправдание. И вообще нечего сказать, так, стихи новые разве что. 
Мало их в последнее время - кошмар.

Между строк яркий мячик катится к ноябрю.
Время гладит меня по затылку и шепчет в ухо:
"Убежать собралась? Ты всерьез? Не дури, старуха!
Под стрелой, под секундной, подвешена ты на крюк."

Между тем, яркий мячик катится к декабрю.
Выползаю наощупь к свету и мандаринам.
Просят люди чужие: "Тепла, тепла подари нам".
Королем выступает шампанское типа брют.

Между тем, яркий мячик дразнится - не транжирь.
Раскаленное время запахнет вчерашним супом,
и банкнота "хочу" будет мечена красным - "глупо".
Трансцендентное при нагреве - сплошной транс-жир.

А потом тусклый мячик довьется клубком из жил,
золотых или черных ниток, и так, обмотан,
остановится там, где начато было что-то
без названия, против ветра, короче - жи...

Помнишь, в школе "жи-ши через и" - и дальше живи?

Пстих, как обычно

Я заразилась от Бантиков. Однозначно. Теперь я ваяю любовную лирику. 
(Кстати, из-за бантиков - вот конкретно из-за бантиков мне не удалось закончить один пстих, в котором нужно было с чем-то срифмовать фантики! Потому, что все мои попытки придумать что-то альтернативное упирались в бантики и бантиковое творчество. И все тут)).

Собственно, сабж.


У меня роман со стеклом.

Я слышу его прозрачные мысли.

Мой возлюбленный чист и честен -

Сегодня утром хозяева мыли его Domestos-ом.



У меня роман-перелом.

Я целую с разлета, прижавшись, зависнув.

Мы на долю секунды вместе.

А судачат-то как: мезальянс. Стекло столичное, я – не местная.


Есть одна мечта на двоих:

впитывать любящий мир, пока он не выцвел.

Видеть не только мебель.

Хотим улететь за окно, осесть где-нибудь в старом скверике.


Мы пока мечту затаим.

Я – муха. Но верю, что скоро стану птицей.

Стекло превратится в небо.

Мы знаем, у нас все получится, если вы в нас тоже поверите.



 

Может быть, кто-то случайно знает: как называется прием в совр.ак.муз. - повторение одного и того же звука с ускорением/замедлением, усилением/уменьшением громкости на нем?
Наверняка, есть какое-то название, которое я, в силу своей необразованности, пропустила.

И кто был первооткрывателем этого приема? Точнее, кто начал впервые использовать такие штуки в своих сочинениях?

Пстих к возвращению

Еще один пстих.


Стенка, стенка, поперечник -
вот не выйти человечку.
Он упрятан, он сидит.
Только радость впереди.


А у нас пословицы, песенки, ритуалы.
Деятельным примером учим деток малых.
Отсиживаемся за громкими именами -
виновны не мы, всё - Калигула-Гитлер-Сталин.


Целься, целься, враг замечен -
не пролезут человечки,
сами раньше нападем.
Новый камень, свежий дерн.


А у нас дома, надежды, семьи.
Инакомыслящие получают прикладом по темени,
Свободой и смертью пахнет игра в полемику.
виновны не мы, сами - жертвы проклятого времени.


Палка, палка, искалечен
исчезает человечек.
Раньше был - и вышел весь.
Палка, виселица, крест.

А у нас зато много свободных мест.

Пстих

Мы - люди, мы тонем в Сети.

Нас приносит волной и уносит - спиной,

нас хватает  паук-осьминог - Веб два ноль.

Он - наш бог, мы свой культ свято чтим.

 

Мы - люди, мы стонем в Сети.

Мы не можем спастись от своих дневников,

так приятно поныть, пострадать - так легко,

имя нам - аноним, нам позор не знаком,

мы танцуем-ползем свой стриптиз.

 

 

Мы - люди, мы бьем и калечим в Сети.

Нам не видно, не страшно, не жаль своих жертв,

мы смеемся взахлеб, прогоняем - взашей,

костерим всех, кто выше, красивей, рыжей,

чем толпа. Ты не наш? Утопить или сжечь?

Ты - иной, мы тебя не простим.

 

мы - уроды,

мы - дети Сети.

Нам ни плыть, ни дышать, мы - давно ее часть,

затянуло, всосало, мы - выпитый чай,

дайте каплю любви, подарите печаль -

и набросимся жадно, толкаясь, крича -

еще день на чужих, настоящих харчах,

еще час. А потом - в утиль.

Еще пстих

Она не верит в бога-природу-космос -
не важно.
Мечтала случиться великой актрисой,
училась, окучивала талант и лавры,
Но, не приемля поз эпатажных
и торопливых случек с главным,
работает хостесс.


Она не верит в бога-любовь-природу -
не суть.
Он хорохорился, был хористом,
таскал вдохновенно в Эрмитаж и Лавру.
Храпел над ухом, не давал уснуть,
хихикал при разводе.
Скелет их обоюдохрупкого "вместе" давно оплакан
и обглодан.



Она не верит в космос-природу-бога,
уползает в свою берлогу, вбивает логин
и пишет о себе высоким слогом
неправду в блогах.
Говорят, бог читал ее тексты.
Был расстроен, смущен и растроган.
 

Прочла книжку Берджесса "Железо, ржавое железо"
Берджесс - это тот парень, который написал "Заводной апельсин". Само собой, известен он, прежде всего, вот тем своим цитрусовым, а вовсе не Any Old Iron, как оно называется в оригинале (что наши переводчики переводят вот так, как перевели, простите за тавтологию в тройном размере).
Кстати, как перевести правильно - не знаю. Возможно: "Просто старое железо"? 
Или "Всякое старое железо"?  В любом случае, текущее название режет слух: откуда ржавчина взялась-то?
Критики, вроде бы, определяют жанр как семейную сагу. Однако на поверку роман оказывается ближе к историческому. Но не в том суть. 
Есть такие книжки, по прочтении которых не скажешь ни в двух, ни в трех словах "о чем это". И не потому, что содержание шире, глубже, а потому, что вроде бы на первый взгляд - ни о чем, на второй - обо всем сразу, а на третий - о вечных ценностях.
Впрочем, практически любая литература на третий взгляд оказывается о вечных ценностях (за исключением литературы совсем невечной и абсолютно неценной).
Read more...Collapse )

Во всяком случае, это слопал и не подавился. Придется еще раз публиковать.


Ну признайся, что мы с тобой квиты, 
твердокаменный день на закате.
Сверхзадача была - теплый свитер.
Уношу изобилие платьев.

Послезавтра с утра - на девять.
Я приеду на девять тридцать,
и придется вам, старым девам,
с этим обморочно смириться.

Вот возьму и разоденусь,
пролечу над небоскребом,
пробегусь по сонным стенам,
запущу свой личный глобус,

а мне все равно - я фея,
агрессивная и злая.
Говорите, крылья склею?
Фиг вам! Уши залатаю,
и
и тогда я совсем не услышу
ваших тусклых сентенций про... платья
"Детка, самомнение-талия завышены",
Нет уж. Наслушалась. Хватит.